Похоронный обряд

Подготовка к смерти

К своим похоронам жители Красного Партизана готовятся заранее: пожилые люди собирают себе «узелок» с одеждой для похорон. О таком наборе рассказала Галина Ильинична Назарова:

Наша бабушка умерла, ей уже было 87 лет, она приготовила себе так называемый узелок. В узелке — у нас еще не было похоронного бюро, это вот сейчас у нас похоронное бюро, поехал и всё купил, — обязательно готовили себе чёрную ткань, чёрный сатин для обшивки гроба; белую ткань, ну или кружева, шитье какое-нибудь, и двенадцать метров полотенца, потому что на этом спускают гроб. Ну и себе одежду, что она хотела, во что её одели.

Назарова Г.И.

Чулки у неё [матери] лежали, нижнее бельё лежало, платье — она его не носила, я всегда говорю, ты почему не надеваешь это платья? Она: я умру, ты меня в нем похоронишь.

Назарова Г.И.

Для обшивки гробов пожилых мужчин, по словам Галины Ильиничны, готовили красный ситец:

Если знали, что дедушка уже старенький, ему брали красную ткань. Ну, красный ситец — обшивали гроб красным.

Омывание

После смерти усопшего первым делом омывают. Для этого используют воду, таз и ни разу не использованные полотенце и мыло.

Традиционно родственникам усопшего омывать его запрещается. Вопрос о поле омывающего не стоит: и мужчины, и женщины могут омывать покойников любого пола. За омывание вознаграждают, но не деньгами, а вещью усопшего или нужными в процессе мылом или полотенцем.

Мыло, использованное в омывании, выбрасывают, а воду выливают за правый угол дома покойного.

Покойный в доме

Усопший лежит в доме двое-трое суток и ночью не остаётся один — в дом приглашают человека, который будет петь специально предназначенные для этого случая тексты. В прежние времена эту роль обычно исполняла Куимова Авдотья Васильевна, «знаткая» бабушка, к которой также обращались для лечения испуга, грыжи и прочих болезней.

После смерти Авдотьи Васильевны и других «знатких» бабушек, умевших проводить этот обряд, в селе на ночь к покойному стали звать попа.

Пока покойный лежит в доме, завешивают все зеркала и ставят особенный набор: стакан воды, кусок хлеба и церковную свечу. Эти предметы стоят до сорокового дня после смерти усопшего. Потом воду выливают, а кусок хлеба отдают животным.

В это же время с покойным можно проститься.

У нас такого нет, чтобы кого-то не пускали. Да, всех пускают. И беременных. Ну, если ты не боишься… Есть люди, которые, видимо, побаиваются, они заходят и берут сразу за ноги покойного. Чтобы они не приснились. Может, плохого чтобы чего-то не сделали.

Назарова Г.И.
Назарова Г.И.

Путь на кладбище

На похороны, которые проводятся только до четырёх часов дня, как и любое иное посещение кладбища, покойного в гробу выносят по традиции ногами вперёд.

Процессия, отправляющаяся на Чарышское кладбище, движется, соблюдая ещё одну традицию: перед гробом с покойным бросают хвойную лапу — по поверьям, таким образом устилают покойному дорогу в рай. Однако в Тулате, соседней Красному Партизану деревне, бросают хвойные ветви за гробом — по другим поверьям, преграждают покойному дорогу к живым.

Часть людей не включается в процессию, а остается дома. Они накрывают столы для поминок, а сразу после выноса гроба «замывают дорогу»: моют полы во всех комнатах. Только потом можно отправиться на кладбище.

На кладбище

Само кладбище располагается на горе около реки Табунки. Могилы на нем обращены к востоку, и еще полвека назад на них вы не нашли бы могил самоубийц — наложивших на себя руки было принято хоронить за кладбищем.

После того, как гроб с покойным опустили на полотенцах в его могилу, полотенца раздают тем, кто гроб опустил. Всех гостей угощают кутьёй — традиционным поминальным блюдом из риса и изюма, скрепленных мёдом или подслащенных сахаром.

После этого все отправляются в дом на поминки.

Поминальный стол

Традиции поминальной кухни всё больше отходят в прошлое, но некоторые блюда неизменно подаются в Красном Партизане на поминки: кроме кутьи, обязательно на столе будут борщ с мясом, куриная лапша, два вида каш, — рисовая и пшенная, — блины, пирожки, компот из сухофруктов и два вида киселя — красный и белый, также известный как молочный или кислый. О таком киселе рассказывают Кондратьевы Юлия Григорьевна и Лидия Фёдоровна:

— Тесто, и сверху посыпят сахаром. То есть жидкое тесто, ощущение такое.

— Но оно вкусное!

— Обязательно это должно стоять на поминальном столе.

— Чтобы был кисель, крахмал всегда добавляют.

На стол часто ставят спиртные напитки, но воцерковленные семьи Чарышского и Красного Партизана так не поступают — это противоречит правилам православных похорон.

Кроме религиозных правил, есть и общие для всех правила поминального обеда: его никогда не готовят в доме усопшего — об этом просят соседей, не платя им за помощь, но предоставляя средства на продукты. Теперь жители Красного Партизана чаще заказывают услугу организации поминок работникам местного кафе, которое придерживается принятого в Красном Партизане поминального стола.

В случае, если у покойного не было родственников, которые могли бы позаботиться и обеспечить весь поминальный стол, помогают соседи:

У нас бабушка умерла, с сыном она жила, а у сына ещё ребёнок — жена бросила, уехала, и ладно, — дак ему все соседи принесли: кто блинчики испек, чтобы помянуть её, кто кашу сделал… Вот так соседи собрались и помянули эту бабушку.

Назарова Г.И.

Кроме того, существует в селе традиция для сорокового поминального дня — гостям дают сорок ложек.

После похорон

На следующий день после поминального обеда убирают весь дом — белят стены, моют полы, стирают шторы. Эту традицию соблюдали как век назад, так и сегодня.

Сжигаются ношеные вещи усопшего, а достаточно новые платья и верхняя одежда замачиваются в соли и воде, набранной на Крещение, и раздаются знакомым.

На девятый и сороковой день после смерти покойного завешиваются все зеркала в его доме. На девятый, сороковой и годовой зажигается свеча рядом с портретом или фотографией усопшего.

Известна традиция, бытовавшая в советское время, но ушедшая в прошлое вместе с уже почившими пожилыми жительницами села, которые знали особенные погребальные тексты. Эту традицию именовали «хождением по покойникам»: по домам недавно умерших ходили бабушки и пели тексты, молитвы, духовные стихи, которые исполнялись у гроба. Часть репертуара таких бабушек показал Головин Александр Валентинович:

Богородица Дева, радуйся,
Благодатная Мария, Господь с тобою,
Благославенна Ты в женах,
И благословен плод чрева Твоего,
Яка Спаса родила всех душ наших.

Вечная память, вечная память, вечная память.

Кроме «Богородицы» или «Вечной памяти» пелись и другие тексты, более специализированные. Александру Валентиновичу Головину известно начало одного такого текста — он исполнялся на смерть матери:

Спи, мама, голубушка наша,
В кельи своей гробовой…

О традиционной культуре казаков также можно прочитать на страницах 301-327 книги Н.Д. Карпова «Страницы истории станицы Чарышской», с. Чарышское, 2012 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.